ЭКСПЕРТНОЕ ИНТЕРВЬЮ

Эксперт – 
Е. А. Викторук,  
кандидат 
философских наук, 
доцент, декан 
гуманитарного 
факультета

— КАКИЕ СМЫСЛЫ СКРЫВАЮТСЯ ДЛЯ ВАС ЗА СЛОВОМ «СИБИРЬ»?
 

– Когда путешествуешь по Сибири, то видишь отличия между её регионами, а когда бываешь в Европейской России или на Урале, то понимаешь, что сибирская идентичность существует. Отличия не только в диалектах, но и в стереотипе поведения. Понятно, что это не межнациональные различия, не ментальность другой нации, но ментальность Сибирского региона. Стереотип поведения всё-таки несколько отличный. Это можно заметить по каким-то деталям. Во время службы в армии мне удавалось по двум фразам определить, откуда человек приехал, по его поведению это тоже было видно. И в этом смысле Сибирь тоже можно было идентифицировать особым образом. На первый взгляд это не очень заметно, но внимательному человеку это видно. Здесь есть плюсы и минусы в поведении и в языке, но всё же больше плюсов. Сибирь всё-таки в массе своей толерантна. У нас, к счастью, нет острых межэтнических противоречий, которые проявляются не только на Северном Кавказе, но и в других регионах. И это не случайно, поскольку Сибирь на протяжении многих столетий,  и не только в период освоения русскими, формировалась представителями самых разных этносов. 
Мы несколько лет назад проводили небольшое социологическое исследование в студенческой среде. Студенты к нам приезжают со всей Сибири.  В 2011 году 70 % студентов-первокурсников приехали из других регионов. 


 Опрошено было 250 человек. Один из вопросов звучал так: «Кого из представителей разных этносов вы знаете среди своих ближайших родственников – родителей, бабушек, дедушек?» Мы насчитали 41 национальность. Более 90 % имеют русские корни, остальные их не имеют или не знают о них: это армяне, хакасы, украинцы, татары и др. Примерно 40 % имеют украинские корни хотя бы по одной из ветвей, 25 % – это было совершенно поразительно – польские корни.

Очевидно,  это результат ссыльной кампании XIX–XX веков. То есть практически четверть населения так или иначе имеет польские корни. Польский костёл до сих пор есть у нас, а до революции 1917 года в Красноярске было два польских костёла. Около 10% имеют немецкие, еврейские, татарские и белорусские корни. Прочие этносы представлены слабее. 


  Почти все говорят на русском языке. Я бы сравнил это в чём-то с американцами. Они стараются говорить так, как пишется: если написано «аr», то они его проговаривают, в отличие от англичан. У нас то же самое: если написано «булочная», то мы говорим «булочная», а в Москве говорят «булошная». Если много этносов, то единый язык выстраивается за счет письменной культуры – у меня такое мнение. И поэтому нельзя сказать, что он более литературный, поскольку литературным считается московский говор, как основа литературного русского языка – со времён Пушкина, по крайней мере. Но сибирский говор ближе к письменному русскому языку – это тоже его отличает. 


  И даже многие обороты речи в Сибири своеобразны. Когда путешествуешь по Сибири, попадаешь и в татарские сёла, и в немецкие, марийские, чувашские и т. д. Встаёт вопрос: есть ли единая особенная сибирская культура? Очевидно, в полном смысле единой культуры нет, но некоторые признаки ментальности, единого стереотипа всё-таки обозначены. Есть ли это формирование нового этноса, пока сложно сказать, – маловероятно. Хотя некоторая оторванность от Европейской России в последнее время прослеживается. Студентов спрашиваю, в каких городах и странах они бывали? За рубеж выезжало больше учащихся, чем в Москву. За границу сейчас несложно улететь: в Турцию, Таиланд, Египет, Китай, Индию. А в Москву летать незачем, по крайней мере в таком возрасте. Поэтому некий территориальный отрыв прослеживается. Отдалённость приводит и к ментальному, стереотипическому разделению. Будут эти процессы углубляться или сглаживаться, зависит от того, как дальше станет развиваться политическая составляющая, экономика и т. п. На примере развала Советского Союза мы видим, что в ряде бывших советских республик молодёжь на русском языке уже не говорит, например в Грузии, странах Балтии. Сегодня они  переходят на английский язык. 

   Мы живём в единой России. Надеюсь, и дальше так будет, но будущее предсказать сложно. Четыреста лет назад в Сибири на русском никто не говорил: здесь не было русских. А сегодня большинство, включая коренные народы Сибири, говорит на русском. А вот внутри Сибири миграционное движение стало более активным. Если, например, 20 лет назад из Тывы к нам редко приезжали студенты, то сейчас это не так. 


  Тыва стоит особняком в Сибири, потому что она вошла в состав Советского Союза только в 1944 году и, в отличие от хакасов, эвенков, которые с Россией живут 300 лет, у тувинцев нет такой долгой истории контактов с русскими. 


   Соответственно, и ментальная разница значительна. Однако сегодня начинаются интеграционные процессы, происходит взаимодействие культур. Поэтому мне представляется, что внутри Сибири подвижки стали больше. К нам стали больше приезжать из других сибирских регионов. Процесс сибирской интеграции идёт. 

   Отдалённость Сибири порождает проблемы, но она же порождает интегративные тенденции внутри региона. В частности, если взять регионы Центральной России: Брянск, Тверь, Владимир, Псков, то оттуда Москва и Питер откачивают практически все молодые кадры. А мы в этом смысле оказались более защищёнными, так как нам очень дорого отправить детей учиться в Москву. В прилегающих к обеим столицам регионах центростремительное движение очевидно, явно, и эти области обескровливаются. Я где-то прочитал, что в Тверской области, по сравнению с 1913 годом, население уменьшилось в 7 раз. Сельское население просто катастрофически сократилось за годы советской власти. А это регион рядом с Москвой, буквально два часа пути. Я был в одном из университетов Твери. Меня поразило ещё вот что. Когда в одной большой аудитории я посмотрел на студентов, то мне показалось, что они все очень похожи, в отличие от наших студентов. Княжество Тверское существовало самостоятельно очень долго и присоединилось к Москве по историческим меркам не так давно. Конечно, оттуда народ утекал, а туда практически не было притока. Зачастую браки заключались между людьми, состоящими в родстве. У нас в Сибири подобное наблюдается крайне редко. В этом смысле Сибирь диаметрально различается, поскольку формировалась и продолжает формироваться сегодня за счёт миграционных потоков. Это тоже отличает Сибирь. Здесь есть плюсы и минусы. Но в плане здоровья нации это плюс. Чем дальше географически родились ваши родители, тем лучше для вас, говорят генетики. То, что в социум привносятся разные культуры, позволяет как-то присматриваться друг к другу, создавать толерантное общество. А я надеюсь, что мы сохранимся как толерантное общество. Хотя, конечно, если идёт большой приток людей совершенно иной культуры, то не каждое общество способно его переварить. И в этом есть опасность, конечно.

То, что в социум привносятся разные культуры, позволяет как-то присматриваться друг к другу, создавать толерантное общество. А я надеюсь, что мы сохранимся как толерантное общество. 

Отдалённость Сибири порождает проблемы, но она же порождает интегративные тенденции внутри региона. В частности, если взять регионы Центральной России: Брянск, Тверь, Владимир, Псков, то оттуда Москва и Питер откачивают практически все молодые кадры. А мы в этом смысле оказались более защищёнными

Страница наших партнеров: 

Лурье Светлана Владимировна