Энецкая культура

На данной странице собраны материалы, касающиеся культуры энцев. 

В проекте "50 народов Красноярского края" есть страница, посвященная народу Энцы.

Справка об энцах 

Самоназвание: эннэчэ («человек»)

Другие названия: енисейские самоеды, хантайские (тундровые) и карасинские (лесные) самоеды.

Численность: 227 человек (2010), 209 человек (2001)

Группа народов: самодийские  

Язык: относится к самодийской группе уральских (уральско-юкагирских) языков, считался диалектом ненецкого. 75% представителей владеют русским языком.

Количество носителей языка: 43 человека (перепись 2010 года). 

Диалекты: лесной (карасинский, бай-база) и тундровый (хантайский, маду-база)

Письменность: проект алфавита Н. М. Терещенко на основе лесного диалекта.

Вера, религиозно-конфессиональная принадлежность: шаманизм, православие. 

Карта мест проживания: Красноярский край (Таймырский Долгано-Ненецкий район), бассейн Таза и Турухана.

Точнее, тундровые энцы проживали в сельском поселении Караул Красноярского края.  Лесные энцы локализовались под Дудинкой (с. Потапово, Усть-Авам и Воронцово). 

На образ жизни энцев повлияли ненцы, жившие по соседству.

Фольклор, музыка, шаманизм  

Жанры фольклора 

     Сюдобичу – жанр сочинений о богатырях. Как правило, они имеют ненецкие имена, что дает основание полагать, что жанр был заимствован у ненцев. В некоторых мифах, как пишет Арктическая энциклопедия, встречаются осколки космогонических и этиологических мифов, например, миф о происхождении шайтана. Фактически, сюдобичу -это и есть мифы.  Они исполняются мелодически на 1-3 тона, с устойчивой  ритмической  структурой. Энецкие богатыри - оленеводы, которые участвуют в битвах за красавиц, при этом они могу летать по воздуху, носят серебряные и железные одежды, живут в серебряных, медных и железных чумах. Они сражаются, умирают и воскресают. 

     Дёречу (Дёре – весть, известие), в противовес сюдобичу, дёречу не является вымыслом. В сущности, дёречу это сказки, включая волшебные, но также и исторические предания, бытовые рассказы и истории о шаманах. Эта  жанровая группа энецкого фольклора   имеет некоторые аналоги в ненецкой и нганасанской литературе. Особенностью дёречу является парность исполняемых произведениях.  Два произведения были тесно связаны по смыслу. Например, к дёре «Чукчи» парой является дёре «Сказочный человек». Это дёре по своему содержанию носит совершенно сказочный характер. Согласно арктической энциклопедии, в исторических преданиях отразились контакты и военные столкновения с ненцами, хантами, нганасанами, эвенками. Дёречу выполняют воспитательную роль, выдержаны как наставления юношеству, и некоторые произведения могут не иметь сюжета. 

    Одно из знаменитых мифологических преданий энцев - "Звёздный миф" ("Фонсей-дёре"). Здесь рассказывается о происхождении главного покровителя энцев Дюба-нга (по-нганасански Дейба-нгуо), названного здесь Сиды-нэ бадаси нга, т е. «нас воспитавший бог». Вместе с ним в данном мифе показаны и другие важные персонажи энецкой мифологии - Мать земли (Дя-менюо) и во многих отношениях загадочный, но очень популярный среди народов Северной Сибири персонаж Диа (у нганасан Дяйку, у ненцев Иомпа или Ёмбу, у лесных энцев Дёа, селькупский Ича, юкагирский Дебегей, долганский Оделоко).

   В фольклоре энцев очень много общего с фольклором других северных народов, например,  аналогичные персонажи (глупый и умный брат, действующие предметы – шило, половина иголки).  Однако, общие северные мотивы трансформируются, им придается своеобразная  интерпретация, другие акценты. 

   Мифы «Солдэй каха» и «Сиосику» также являются характерными мифами энцев. Первый рассказывает о происхождении почитаемого идола (каха) энецкого рода Солда. В этом мифе, в частности, недвусмысленно проглядывают тотемические верования предков энцев. Очень хорошо представлены в этом мифе характерные для энцев и нганасан неожиданные переходы от реального мира к сверхъестественному. Миф «Сиосику» так же, как и «Звездный миф», рассказывает о происхождении бога - покровителя энцев, но даёт по сравнению со «Звездным мифом» совсем другую концепцию. Только начала обоих этих мифов, как, впрочем, и мифа «Солдэй каха», имеют большое сходство. Разные представления энцев о происхождении их покровителя Бадаси или Дюба-нга, разные варианты мифов на одни и те же темы, очевидно, объясняются сложным происхождением энцев из разных этнических элементов, а также тем, что у энцев их мифология далеко ещё не была циклизирована, а религиозные представления не были систематизированы.

 

   Маленький рассказ «Худое яйцо», очевидно, связан с представлениями энцев о происхождении болезней.

 

   Рассказы мифологического характера «Происхождение людей» и «О хозяине земли» повествуют о происхождении людей на земле. В них имеются также интересные детали, характеризующие быт и религию обитателей севера в прошлом.

 

   Исторические предания и легенды энцев «Колё-биомо» и «Приход юраков» повествуют об одном и том же событии - о столкновении энцев с пришедшими на Енисей ненцами. Такие столкновения бывали, например, в 1679 году, когда ненцы (юраки) приходили на Енисей, и только помощь мангазейских служилых людей облегчила положение энцев. Но, вероятно, в приведенных рассказах имеется какая-то более древняя основа, на которую наслоились более поздние события истории энцев.

 

   Предание «Два Нгузундэя» тоже рассказывает о военных столкновениях энцев, но на этот раз не с ненцами, а с эвенками (тунгусами). Предание «Дели и Лаура» рисует мирные отношения энцев с эвенками. Оба эти рассказа, как, впрочем, и другие исторические произведения энцев, содержат много ценных бытовых деталей.

 

   Два предания «Моррэдэ ныо»  и «Моррэдэ и сказочные люди» главными своими героями имеют упоминавшихся выше охотников на дикого северного оленя. При этом первое из них и начало второго представляют вполне реалистические исторические рассказы. Конец же второго наполнен фантастическими элементами, и не случайно здесь наряду с моррэдэ появляются люди сюдобичу, т. е. персонажи описанной выше особой части энецкого фольклора. Видимо, здесь механически объединено одно дёречу о моррэдэ и одно энецкое сюдобичу, в котором тоже фигурирует моррэдэ. Оба эти предания хорошо характеризуют вскрываемый фольклором этап истории энцев, который, пожалуй, можно назвать «периодом охотников моррэдэ».

 

  Рассказы «Приключения тунгуса» и «Сойта-ныо» посвящены описаниям походов. Первый повествует о путешествиях и приключениях особой группы эвенков (тунгусов), затем вошедшей в состав энцев (предположительно, предки рода Бай), второй - о военном походе на эвенков энцев разных родов, а также нганасан и ненцев. Типичные черты этого жанра - похищение энецких женщин, помощь энцам со стороны бедного тунгуса-сироты и т. п. Видимо, отражаются какие-то древние отношения между самоедскими и тунгусскими племенами. Надо сказать, что самоедских женщин в плену у тунгусов русские служилые люди находили еще в XVII веке.

 

   Большое историческое предание «Аседа-ныо» рисует старый быт энцев и ненцев на реке Таз и содержит, вероятно, отголоски одного исторического события, а именно столкновения ненцев и энцев с отрядом князя Мирона Шаховского и Данилы Хрипунова в 1600 году. В основном же это предание ценно содержащимися в нем этнографическими подробностями.

 

  В легенде «Ослепление дикого оленя» дан энецкий вариант широко распространённого в северной Сибири сюжета о том, что надругательство над дикими оленями приводит к гибели виновников этого проступка.

 

В легенде «Разделение племён» даётся наивная концепция происхождения родового и племенного самоуправления у энцев и народов, их окружающих.

 

Легенда о появлении белоносых гагар интересна тем, что в ней вполне реалистическое содержание сменяется вдруг мистическим превращением растоптанного оленями пастуха в гагару.

 

Легенда «Ссора из-за орлиных перьев» очень распространена в Сибири. Она встречается у эвенков, долган и др. Энецкий вариант  безосновательно увязан с энецким родом Бай и ненецкими родами Пяся и Яптунгэ.

 

  У энцев очень часто дёре являются парными. Рассказав одно дёре, обычно тут же рассказывают другое. К дёре «Чукчи» парой является дёре «Сказочный человек». Это дёре по своему содержанию носит совершенно сказочный характер.

 

Легенды «Сойта и Бай», «О происхождении Турутиных в роде Муггади», «О происхождении рода Ючи у энцев», «Почему Солда и Садо не вступают в брак», «Об объединении муггади с баями в одной управе», «Объединение родов Бай и Муггади» рисуют происхождение родов, отдельных традиций и т. п. Такого же характера маленькие тексты «Происхождение названия рода Бай», «Ненецкое предание» и «Происхождение разных народов». Во всех этих записях много наивного, много недостоверной народной этимологии, но отдельные детали в этих материалах могут представить некоторый историко-этнографический интерес и могут быть использованы в этнографических работах об энцах.

 

Произведение своего фольклора энцы исполняют обычно зимой, особенно в период полярной ночи. Иногда хороших рассказчиков, например Лебо Совалова, специально приглашают зимовать совместно с тем, чтобы он по вечерам рассказывал сюдобичу и дёре. Бывает и так. Откуда-нибудь придёт в чум гость. После ужина, когда гость насытится и когда все обитатели чума сидят перед огнем, хозяин, скажет:

 

- Дёре кудакиту (весть расскажи).

 

Гость ответит:

 

- Дёречу дигго (весточки нет).

 

Тогда хозяин говорит:

 

- Ириой кудакита (о жизни хоть скажи).

 

И гость что-нибудь рассказывает.

 

Иногда вечером собираются старики. Об этом извещают заранее, сообщая, чтобы вечером старики и старухи собрались в такой-то чум. Когда соберутся, хозяин чума или тот, кто старше всех, скажет:

 

- Ну, старики. Кто расскажет нам что-нибудь?

 

И тогда начинаются рассказы.

 

Также и молодые люди и девушки, собираясь по вечерам, рассказывают друг другу перед сном предания и сказки.

 

В рассказах обращает иногда на себя внимание неожиданный переход от третьего лица, в котором ведётся повествование, к первому лицу, т. е. повествование начинает вестись от лица героя данного рассказа, а затем снова ведётся от третьего лица. Такой приём придаёт рассказу особенную живость и непосредственность, хотя для непривычного слушателя этот приём иногда затрудняет понимание.

 

Ещё одной особенностью энецкого фольклора (как, впрочем, и нганасанского и фольклора других народов Севера) является то, что в нём фигурирует в качестве якобы самостоятельного существа само предание (или речь - слово предания), т. е. имеет место своего рода персонификация повествования. Поэтому, вместо выражения «перейдём теперь к тому-то», энец-рассказчик говорит: «Теперь речь дёре (наурио), устала, ушла к тому-то». Вместо того, чтобы сказать: «На берегу моря стоят чумы», энецкий сказитель рассказывает, что «речь дёре увидела чумы на берегу моря» и т. д.

 

Язык многих из этих произведений сильно отличается от современного разговорного. Он менее подвергся иноязычным влияниям и насыщен разнообразными изобразительными средствами: идиоматическими и образными выражениями, эпитетами, метафорами, гиперболами.

Источник (Мифологическая проза малых народов Сибири и Дальнего Востока
Составитель Е.С. Новик)

Музыка  энцев  генетически родственна музыке ненцев и нганасанов, при этом лесная традиция ближе нганасанской музыке, а тундровая традиция – ненецкой.

На весеннем празднике «чистого чума» круговые танцы вокруг воткнутого в землю шеста (хорея) сопровождались возгласными напевами на вдохе и выдохе – хии-хой.

Центральным ритуальным событием было камлание шамана.

Барэ (напев) – личностные импровизации, основанные на представлении о том, что каждый человек, животное и даже предмет имеют свой напев.

Разновидности песен: 

  • Кунуярэ (тундровая)

  • Кинуадэ (лесная)

Песни энцев построены на традиционной системе образов и символов, иносказательные средства, ритмо-слоговая структура.  Напевы и песни поются в узкообъемных либо квинтовых ладозвукорядах.

Музыкальные инструменты:

Музыкальные инструменты энцев служат шаманскому обряду и отличаются по категориям шаманов. 

  • Наиддо – музыкальный лук (небесный лук), для камлания шамана категории  Будтодэ тадибе.

  • Тэтыгол сэнэку – лесная, 2-х струнная лютня с долбленным корпусом.

  • Сизыди – название общей категории духовых инструментов (сердечниковый свисток из тальника, флейта из полого стебля травы, язычковая пищалка из гусиного пера).

  • Поси – вихревая жужжалка из пуговицы

  • Вырвыр – звуковой инструмент, имитирующий (вызывающий) ветер.

  • Педди (шаманский бубен) – в зависимости от категории шамана, мог быть саводе-педди (круглой формы без резонаторных столбиков, изначально без погремушек, но постепенно по обретении силы шамана, они появлялись), дьяно-педди (круглой формы с 8 резонаторными столбиками, погремушками из кости и металла), нано-педди (овальной формы, «небесный бубен», имел резонаторные столбики из медвежьих зубов, поверх них натянута жильная струна и множество подвесок-погремушек).

Категории шаманов

  • Будтодэ тадибе – это   сильный из людей, и он повторяет движения за небесным шаманом. Шаману вторил помощник, в результате чего получалось имитационно-полифоническая звуковая фактура камлания. Сильный шаман использовал три разных бубна с металлическими подвесками-погремушками. Также его инструментом был «небесный лук» (наиддо). Будтодэ тадибе мог играть на всех видах шаманских бубнах.

  • Дьяно-тадибе имел помощника-подпевалу и общался со злыми духами. Его напевы в сопровождении бубна имитировали голоса этих духов, принимавших иногда облик животных (медведя и филина).  Мог играть только на саводе-педди или дьяно-педди.

  • Саводе-тадибе не имел помощника-подпевалы, он общался с миром умерших родственников и пел их личные песни – модьбарэи.   Мог играть только на саводе-педди.  

Проблема языка

Энецкий язык исчезает под влиянием ассимиляции (энцы были ассимилированы ненцами, нганасанами и русскими).  Программа "Языковые гнезда" реализуется с 2002 года.  Подобная программа была апробирована на аборигенах-маори в Новой Зеландии.  Занятия по данной программе проходят в Потаповской средней общеобразовательной школе для детей энцев, родители которых уже не говорят по-энецки,  проходят пять дней в неделю по 10 часов с полным погружением в языковую среду.  

По данным переписи, язык продолжает исчезать: если в 2002 году владение языком указало 119 носителей, то в 2010 - только 43. 

Попытка разработки энецкой письменности предпринимается и на данный момент (в 2018 году).

 

 

Обычаи и обряды в энецкой культуре

Свадебный обряд энцев включал элемент угона невесты. Вариантом брака мог быть брак-отработка (в случае малообеспеченности новобрачных). Также был возможен развод. 

Погребальный обряд. Умерших, облачённых в специальную одежду и зашитых в оленьи шкуры, отвозили на нартах в тундру, где сооружали над покойником деревянный шалаш без входа. Возле шалаша убивали оленей, вёзших погребальную нарту, оставляли имущество покойного, копьё, лодку, капкан - для мужчин, котёл, посуду, игольник, напёрсток - для женщин - все вещи в поломанном виде. В погребении принимал участие шаман. Возвращаясь в стойбище, участники похорон проходили ритуальное очищение, переступая через костёр или через убитую собаку.

Источники:

1. Васильев В.И. Ненцы и энцы // Этническая история народов Севера. - М., 1982. 
2. Бытовые рассказы энцев // Труды института этнографии. 1962.

Декоративно-прикладное искусство
  • Создание  инструментов для шамана можно отнести к сакральному виду декоративно-прикладного искусства.

Энецкий бубен (педди-у энцев группы Мандо, фендир - у энцев группы Бай) имел либо круглую, либо слегка овальную или грушевидную форму; он был небольшого размера (длина продольного диаметра доходила до 50 см, поперечного - до 40 см). Обечайку делали из лиственницы шириной до 8 см. На наружной стороне обечайки укрепляли восемь столбиков (берёзовых), на которые натягивали жильные нити. Обтянутые кожей, эти столбики образовывали «шишки» (резонаторы). На некоторых бубнах полости резонаторов сообщались с внутренней полостью бубна посредством прорезей в обечайке. Обычно же в бубнах таких прорезей не было. На внутренней стороне обечайки укрепляли четыре (а иногда и больше) фигурные или простые железные скобки с подвесками из колец или звеньев цепи. На обтяжку употребляли шкуру самца дикого оленя, если шаман был мужчина, и шкуру самки, если бубен принадлежал шаманке. Перед натяжкой шкуру выделывали, выкраивали и смачивали. При этом в центре выкроенной кожи, как и у ненцев, завязывали маленький круглый камень или круглую металлическую бляху (монету) с целью сохранить запас кожи при высыхании. Кожу пришивали к краю обечайки толстой жильной ниткой; свободная кромка разной ширины (до 7 см) загибалась при этом внутрь бубна и собиралась в сборки на тонкую верёвку из оленьих сухожилий.

 

Внутри бубна при помощи ремешков укреплялась железная крестовина. На бубнах энцев группы Мандо центральная часть крестовины заключена в железное плоское кольцо, иногда имеющее расширения.

 

Колотушка (петёхо, фетёхо) берёзовая (реже еловая); она представляла собой слегка изогнутую узкую лопаточку до 30 см длины и до 5 см ширины. На ручке её вырезали лицо (куа каса) «берёзового человека» (хозяина колотушки); на узкой части делали семь зарубок, изображая этим «дыхательное горло берёзового человека». Выпуклую сторону колотушки обтягивали шкурой со лба оленя, вогнутую - окрашивали в красный цвет и разрисовывали чёрными линиями, символизирующими ветви берёзы. Имелись колотушки с лопаточками на обоих концах, похожие на двухлопастное весло.

 

По представлениям энцев, бубен считался шаманским ездовым оленем. Но вместе с тем он символизировал и вселенную. На наружной и внутренней сторонах обтяжки многих бубнов имелись рисунки, выполненные чёрной и красной краской. Иногда делались рисунки и на обечайке. Они состояли из линии, окаймляющей бубен по обечайке, и концентрических кругов, пересеченных линиями. Чаще рисунок изображал крестовину: две пересекающиеся линии, которые делили всю поверхность бубна на четыре сегмента.

 

Подставные названия, которые имели энецкие бубны, свидетельствуют о том, что бубен осмыслялся оружием шамана – «небесным луком»; «лиственничный небесный лук» - так поэтически называли энцы свой бубен.

  • Также изготовление одежды, костюма и их украшение, являются разновидностью декоративно-прикладного творчества энцев. См. рис. 

С давних пор энцы научились обрабатывать и выделывать шкуры, изготавливать ровдугу - замшу из шкуры оленя. Женщины шили практичную и надёжную одежду, без которой не обойтись на Севере. Передвигаясь по бескрайним просторам тайги и тундры в поисках новых пастбищ и богатых охотничьих угодий, энцы подмечали краски, узоры и переносили их на одежду, предметы домашнего обихода. У энцев развиты такие виды декоративно-прикладного искусства, как художественная аппликация по меху и сукну, резьба по кости. Эстетической основой декоративно-прикладного искусства стала окружающая природа со всем её богатством.

 

По сей день в элементах отделки одежды используется ровдуга различных оттенков, мех оленя, собаки (чаще белого цвета). Одежда украшается медными серповидными пластинками, а с боков на бёдрах – медными трубками, кольцами, цепочками и т.д.

 

 В эпических сказаниях существует универсальная формула: «Ваша одежда от нас», чем энцы подчёркивали своё родство с нганасанами. Генетически она восходит к распашной одежде с вшитым нагрудником.

 

Традиционный комплекс одежды энцев отличается по двум этнотерриториальным группам. У лесных энцев большее распространение получила ненецкая одежда. Так, в 1926 году энецко-нганасанский тип носили 55%, ненецкий 30%, долганский 15%, в 1948 году ненецкую одежду использовали уже 71% мужчин и 68% женщин, энецкую 19% мужчин и 21% женщин, а в 1962 году последняя практически вышла из употребления.

 

В то же время, собственно ненецкий костюм у энцев частично трансформирован в связи с этнической традицией. Более традиционным является комплекс одежды тундровых энцев, у которых он сосуществует с ненецким.

 

Характерной особенностью костюма энцев было отсутствие наружных поясов, цилиндрическая обувь без подъёма, аналогий которой у других народов Севера нет. Особенностью бытования энецкого костюма было использование в качестве летней одежды старой зимней, а также особое отношение к некоторым деталям женской одежды (обувь, натазники), регулируемое представлениями о «сакральной нечистоте» женщины.

 

Зимняя мужская одежда представлена двойной глухой паркой с капюшоном, меховыми штанами, высокой обувью из оленьих камусов и меховыми чулками. Верхнюю парку пазо пагга с капюшоном,  длиной до колен шили из летних оленьих шкур или пыжиков, преимущественно белого цвета, мехом наружу. Нижняя парка дёду, сшитая мехом внутрь, значительно длиннее верхней. По подолу двойной парки шла опушка из белого собачьего меха. Рукавицы оби из камуса наглухо пришивались к рукавам парки. Зимние штаны таруо шили мехом внутрь, и по покрою они не отличались от ненецких; носили нижние ровдужные рубахи, подобные ненецким.

 

При поездках в тундру зимой вместо верхней парки надевали сокуй, сокоте с султаном на капюшоне: к лобной части капюшона сокуя пришивали рог нока из оленьей шкуры или хвоста оленя, набитый оленьей шерстью и жилами. Это является внешним знаком отличия энца и нганасана от ненца. Из бытовых рассказов энцев следует характерная ситуация — энец-охотник увидел в тундре на сопке трёх человек: «Что такое? У них головы круглые, а у меня голова острая». При встрече один из ненцев говорит: «У! Манто пришёл, на голове у него шишка».

 

Летней верхней одеждой мужчинам служила нижняя парка дёду. Её носили обычно с накидкой из выношенного сокуя со снятой шерстью. Летом носили ровдужные штаны.

 

Зимняя мужская обувь бакари шилась из белых камусов, в отличие от ненецких не имела подъёма. Меховые чулки шились мехом внутрь. Летнюю мужскую обувь из ровдуги този носили без чулок.

 

Женская одежда, также двойная, обёрнутого типа, распашная, тоже носилась без наружного пояса. Особенностью женского костюма энцев был нательный комбинезон без рукавов, более короткая обувь, которая заправлялась под штанины комбинезона, капорообразные шапки.

 

 По крою женская парка от мужской не отличалась, но была распашной и без капюшона. Верхнюю и нижнюю парки сшивали вместе по вороту, опушку делали из тёмного или белого собачьего меха. Под парку надевали пыжиковый комбинезон без рукавов, шившийся мехом внутрь, с вырезами на груди и спине. Спереди его украшали медными серповидными пластинками, а с боков на бёдрах – медными трубками, кольцами, цепочками и т.д. К комбинезону пришивали игольник, мешочек для огнива и др. Летом женщины носили нижнюю парку на голое тело.

 

Женская зимняя шапка из белых пыжиков тэн по форме напоминала капор и была двухслойной: нижняя мехом внутрь и верхняя мехом наружу; обе шились из белого меха пыжей (оленят), опушались тёмным собачьим мехом.

 

Внутрь зимней обуви бакари надевали чулки мотуза. Женские бакари были короче мужских, с боков украшались вшитыми полосками тёмного меха. 

 

В элементах отделки одежды используется собачий мех, крашеная кожа.

 

 У энцев и нганасан бытовала особая танцевальная (погребальная) одежда, которая использовалась в переходных обрядах и изготавливалась впервые в возрасте 7 лет, а затем в течение жизни несколько раз перешивалась.

 

Сейчас традиционная энецкая одежда сохранилась лишь у немногочисленной группы энцев, живущих среди нганасан на Таймыре.

Источник:

Васильев В.И. Ненцы и энцы // Этническая история народов Севера. - М., 1982.

Характеристика одежды энцев
  • Отсутствие наружных  поясов, 

  • Цилиндрическая обувь без подъема, 

  •  у мужчины сокуй (дорожный)с султаном на капюшоне , 

  • опушка по подолу из белого собачьего меха, 

  • двойная парка, 

  • рукавицы наглухо пришиты к рукавам парки, 

  • капорообразная шапка у женщины. 

Карта распространения самодийских языков

Географическое распространение самодийских языков (красный) в XVII веке (приблизительно; штриховка) и в конце XX века (сплошной фон) на современной карте России. Внизу справа виден ареал саянских самодийцев.

Источник

Из сборника "Музыка северного сияния"

Энецко-ненецкая песня

Unknown Track - Unknown Artist
00:00 / 00:00

Как добраться до Таймыра? Источник

– круглогодично самолетом в аэропорт «Алыкель» (Норильск), Москва-Норильск 4 часа, Красноярск-Норильск 2 часа, Екатеринбург-Норильск 3 часа, также из Санкт-Петербурга, Новосибирска и др. городов
— в летний период теплоходом из Красноярска в Дудинский морской порт 4 дня, из Дудинки в Красноярск 7 дней.
— в зимний период для экстремалов из Мурманска на ледоколе по Северному морскому пути 7 дней (Мурманск — Диксон — Хатанга — Тикси — бухта Провидения).
Единственная автодорога между населенными пунктами Дудинка-Норильск 100 км.

Таблица расстояний от Дудинки до:

Аэропорта «Алыкель» — 53,4 км;
города Норильска — 96 км;
города Талнаха — 141 км.
Расстояния по Енисею от Дудинки до:
города Красноярска — 1989 км;
поселка Потапово — 94 км;
поселка Усть-Порт Усть-Енисейского района — 110 км;
поселка Казанцево Усть-Енисейского района — 143 км;
административного центра Усть-Енисейского района, поселка Караул — 178 км;
поселка Байкаловска Усть-Енисейского района — 274 км;
поселка Воронцово Усть-Енисейского района — 401 км
Расстояния по морю:Диксон-Хатанга — 1700 км;
Диксон-Мурманск — 1900 км;
Диксон-Архангельск — 2000 км;
Диксон-Тикси — 1900 км.

Источник

 

Карта поселков Воронцово и Караул

Поселок Воронцово – самый северный населенный пункт поселения Караул. Он расположен на правом берегу реки Енисей. Общая площадь территории, подведомственной администрации п. Воронцово, составляет 1 244 226 гектаров и полностью расположена в пределах тундровой зоны. От центра поселения – села Караул –  поселок удален на расстояние 220 километров, от центра муниципального района – города Дудинки – на 410.

Руководит территориальным подразделением Администрации сельского поселения Караул в п. Воронцово Яндо Валентина Сергеевна.

На 1 января 2017года численность населения поселка составляла 323 человека, 254 из них – представители коренной национальности. Основная часть трудоспособного населения занята в промысловых хозяйствах. Дети промысловиков учатся в неполной средней школе, есть в поселке Дом культуры, больница, пекарня, магазины.

Климат континентальный. Характеризуется отрицательными среднегодовыми температурами, продолжительной холодной зимой с сильными ветрами, коротким летом.

Устойчивый снежный покров образуется в начале октября. Толщина снежного покрова к концу зимы достигает 0,4 – 0,8м. В целом зима характеризуется устойчивыми низкими температурами (абсолютный минимум –54гр.), пасмурных дней 12-16 в месяц (из них 10 дней с метелями). Во время сильных метелей видимость резко сокращается (3-5м.) и движение по местности становится почти невозможным, что затрудняет ведение промысла. Ледостав на реках наступает в конце сентября, вскрываются реки в начале июня. Весна короткая, ветреная с неустойчивой погодой. Лето (середина июня-конец августа) умеренно прохладное (абсолютный максимум +30гр.). В любом месяце по ночам возможны заморозки.

С конца апреля до середины августа для территории характерны белые ночи, когда вечерние сумерки сливаются с утренними. С середины мая до конца июня длится полярный день. Зимой, с конца ноября, наступают сумеречные дни, которые продолжаются до середины января. Продолжительность темного времени суток в декабре составляет 21 час. Из растительности в тундре преобладают мхи, лишайники, мелкий кустарник, осоки.

Реки равнинного типа; образуют две водосборных системы. Одна из них принадлежит реке Енисей и Енисейскому заливу, другая – реке Пясина. Основной рекой является Енисей, глубина русла достигает 26 метров. С середины октября до половины июня Енисей покрыт льдом. Паводок растягивается до полутора месяцев. Максимальная температура воды в летний период доходит до +19 гр.

Территория изрезана большим количеством небольших рек и ручьев. Вскрываются реки в начале июня. Весенний ледоход длится 5-7 дней. Наиболее полноводны реки в июне, в период интенсивного таяния снега. Уровень воды в это время поднимается на 1-3 метра и выше.

Кроме рек на территории имеется большое количество мелких и крупных озер. Замерзают они на 10 дней раньше рек, вскрываются на 10-15 дней позже. Вода в озерах хорошего качества. Все крупные реки и озера богаты рыбой. Реки служат основными транспортными магистралями в летний период.

Животный мир однообразен. Типичные животные тундры – белый песец, домашний и дикий северные олени, белый медведь, полярный волк, лемминг; из пернатых – полярная сова и белая куропатка. Из таежной зоны в тундру заходит заяц – беляк, горностай, росомаха, ласка, лисица, рысь. Летом здесь гнездится много перелетной птицы (гуси, утки и т.д.). Во внутренних водоемах и в Енисее имеются значительные запасы промысловых рыб, таких как муксун, омуль, нельма, чир, пелядь, корюшка, ряпушка, кумжа, голец. Из промысловых животных на территории наибольшее значение имеют белый песец, дикий северный олень и куропатка.

Дорог на территории нет. Транспортная связь поселка с районным и окружным центром осуществляется в зимний период воздушным транспортом, ледокольным транспортом, на автомашинах по зимней дороге. В летний период основной вид транспорта – водный.

Источник

Административный центр поселения – село Караул.

Территория Караула достигает 1255 гектаров, местность холмисто-увалистая, заболоченная, имеются озера, небольшие мелководные речушки. Основная река –

Енисей, главная транспортная артерия не только села и поселения, но и всего Таймырского района.

Возглавляет территориальное подразделение Администрации сельского поселения Караул в селе Караул Оксана Николаевна Савко.

Численность населения на 01.01.2017 года составляет 809 человек, в том числе 337 представителей  коренных малочисленных народов Таймыра: ненцы, долганы, нганасаны, энцы. Кроме того, в Карауле проживают русские, украинцы,  белорусы, чуваши, немцы, литовцы, азербайджанцы, татары, башкиры, казахи.

В селе Караул 112 домов, 302 квартиры

Примерной датой основания села считается 1616 год. Название впервые появилось на географической карте в 1884 году, происхождение имеет две версии: по первой название связано с появлением ясачного зимовья на мысу Караульном с целью охраны северных границ Российского государства от вторжения иноземных мореплавателей; по второй версии предки коренных жителей Таймыра, будучи великолепными охотниками, на Караульном мысу поджидали оленей, которые переплавлялись через реку Енисей. Так или иначе, но название центра поселения связано со словом «караулить», «сторожить», «охранять», «нести дозор».

Фритьоф Нансен, знаменитый исследователь Арктики, в книге «В страну будущего» дает описание села Караул начала ХIХ века: « Место это является на Енисее важным пунктом торговли рыбой и принадлежит богатому купцу из Красноярска. Имеется большой, вполне благоустроенный дом, склад для товаров».

Становление и развитие современного села происходило в годы Советской власти: в 1930 году здесь образовался первый совхоз, а в 1931-м – появилась школа; в годы Великой Отечественной и первые послевоенные годы создаются местные предприятия. В сложнейших климатических условиях обустраивалось село Караул, были проложены линии электропередач, построены котельные, возведены жилые дома, детский сад и школа, дом культуры и библиотека …В 2016 году, в котором отмечалось 400-летия образования села, в Карауле построена церковь.

В средней школе — интернате обучаются на 01.01.2017 года 148 детей, из них 96 — КМНС. Детский сад посещает 61 ребёнок.

В с.Караул находятся Администрация муниципального образования «Сельское поселение Караул», Караульский сельский Совет депутатов — представительный орган муниципального образования.  Из федеральных органов работают Центр занятости населения, ветеринарная служба, отделение Пенсионного фонда, отдела ЗАГС. Есть отделение районной больницы, Дом культуры, Детская школа искусств, библиотека, гостиница, отделение связи, метеостанция, вертолётная площадка. Соблюдение законности обеспечивают участковый пункт полиции, федеральный районный суд.

Общество с ограниченной ответственностью «СКиФ» обеспечивает  функционирование системы жизнеобеспечения села: выработку и подачу потребителям электрической и тепловой энергии. Работают несколько частных магазинов, а также частная пекарня.

Источник