Эвенки

Эвенки (самоназв.: эвэнк, тонгус, орочен – от орон «олень»; илэ – «человек»; килэн) – коренной народ в Средней и Восточной Сибири. Очень широкий ареал проживания: от побережья Охотского моря на востоке до Енисея на западе, от Северного Ледовитого океана на севере до Прибайкалья и Амура на юге. За пределами России эвенки (ок. 40 тыс. чел.) живут в Манчьжурии (Китай) и Монголии.

В Российской Федерации общая численность эвенков 37,1 тыс. чел. (2010). Территориями преимущественного проживания являются: Республика Саха (Якутия) (20,8 тыс. чел.), Красноярский край (4,3 тыс.), Хабаровский край (4,0 тыс.), Республика Бурятия (2,9 тыс.), Читинская и Амурская области (по 1,4 тыс.)

Говорят на эвенкийском языке тунгусо-маньчжурской группы алтайской семьи. Диалекты делятся на 3 большие группы: северную – к северу от Нижней Тунгуски, южную – к югу от Нижней Тунгуски, и восточную – к востоку от Витима и Лены. В 1928-1929 гг. была создана письменность на основе латинского, в 1937  г. – русского алфавита. Первый эвенкийский словарь и учебники были написаны ленинградским лингвистом Г.М.Василевич. Литературный язык – на основе подкаменно-тунгусского говора.

Верующие эвенки – православные. В тоже время сохранились культы духов, промысловые родовые культы, шаманизм.

Делятся на несколько субэтнических групп. Наибольшее различие – между западными (Красноярский край, Иркутская обл. и др.) и восточными (Амурская обл., Хабаровский край) эвенками. До 19 в. выделялась многочисленная группа т.н. «конных эвенков» Забайкалья, которая впоследствии была ассимилирована бурятами и русскими.

Устаревшее русское название эвенков – тунгусы.

Где и когда появился народ, называемый эвенками, до сих пор неясно. Считается, что процесс его формирования берет начало еще с 1-го тыс. н. э. путем смешения местного населения Восточной Сибири с тунгусскими племенами, пришедшими из Прибайкалья и Забайкалья. В результате образовались различные хозяйственно-культурные типы эвенков – «пешие» (охотники), орочен – «оленные» (оленеводы) и мурчен  – «конные» (коневоды).

На территорию Красноярского края эвенки стали проникать с 10-11 вв. из Прибайкалья, спускаясь по рекам Нижняя Тунгуска и Ангара. В 18 в. ангарские эвенки откочевали на север, в район Подкаменной Тунгуски. Другие группы эвенков мигрировали в западном направлении, достигнув Енисея. Затем  повернули на север, расселяясь по енисейским притокам (рр. Сым, Турухан), вплоть до Хантайского озера на юго-западе Таймырского полуострова.

В прошлом эвенки были широко расселены по всему Таймыру, однако в 19 в. часть родов вошла  в состав формирующейся долганской  народности.

Основные занятия енисейских эвенков – таежное оленеводство, охота, в меньшей степени – сезонное рыболовство. Оленеводство имело в основном транспортное значение. Преобладали маленькие стада по 25-30 голов. Оленей использовали под вьюк, для верховой езды, доили. Рыболовство имело подсобное значение, ловили  ставными сетями, плетеными мордами в запорах, острогами, крючками.

Охотились эвенки скрадом, гоном на лыжах, с собакой, верхом на оленях, загоном с ямами, изгородями, с оленем-манщиком, манками, сетью, подкарауливанием у водопоя и переправы. Объекты охоты: дикий олень, лось, медведь, пушные звери (соболь, белка и т.д.), боровая дичь. Использовали при этом: лук, самострел, копье, ловушки, петли; с 18 в. – огнестрельное оружие и капканы. Своеобразное орудие охоты – кото или уткэн – большой нож на длинной рукояти, применявшийся как оружие против медведя и для расчистки зарослей.

Была развита домашняя обработка шкур, кости, рога, бересты (среди женщин); делали домашнюю утварь из дерева и бересты, плети сети из крапивы, владели кузнечным делом. В Забайкалье и Приамурье частично переходили к оседлому земледелию и разведению крупного рогатого скота.

В наст. время в качестве народных промыслов развиты художественная резьба по кости и дереву, обработка металла (мужчины), вышивка бисером (у восточных эвенков – шелком), аппликация мехом и тканью, тиснение по бересте (женщины).

Зимние стойбища состояли из 1–2 чумов, летние – до 10, во время праздников – несколько десятков. Чум (дю) имел конический остов из жердей на каркасе из шестов, покрытый зимой покрышками-нюками из ровдуги или шкур, а летом -  тисками (сшитыми полосами специально выделанной бересты). При перекочевках каркас оставляли на месте. В центре чума устраивали очаг, над ним – горизонтальную жердь для котла.

Полуоседлые эвенки  сооружали стационарное  голомо – коническое сооружение, крытое корой лиственницы. Местами были также известны полуземлянки, заимствованные у русских срубные жилища, якутская юрта-балаган, в Забайкалье – бурятская юрта. Хозяйственные постройки – свайные настилы, срубные амбары и лабазы на невысоких сваях, вешала.

Традиционная одежда  состоит из ровдужных или суконных натазников (хэрки), ноговиц (арамус), распашного кафтана из оленьей шкуры; под него надевался нагрудник сшитый из меховых полосок и завязанный завязками сзади. Женский нагрудник  украшался бисером. Мужчины носили пояс с ножом в ножнах, женщины – с игольницей, трутницей и кисетом. Одежда украшалась полосками козьего и собачьего меха, бахромой, конским волосом, металлическими бляшками.

Позднее летний кафтан стал делаться из сукна, зимний – из оленьих шкур. Зимой шею и голову обматывали шарфом из хвостов пушных зверей. Илимпийские эвенки носили капорообразного покроя шапки, отороченные мехом. К югу от Нижней Тунгуски было распространено ношение мужчинами сложенных широким жгутом платков, повязанных вокруг головы.  Летняя обувь делалась из кож, сукна, ровдуги; зимняя – из оленьего меха. До 19 в. было принято татуировать лицо. Традиционная прическа – длинные волосы, связанные на макушке и обмотанные тесьмой, расшитой бисером.

Основа традиционной пищи эвенков – мясо диких животных и рыба. Перед едой пили чай. Предпочитали вареное мясо с бульоном, обжаренные на рожнах мясо и рыбу, толченое вяленое мясо, заваренное кипятком и смешанное с голубикой, копченное мясо с брусникой, густой мясной суп с кровью,  кровяную колбасу, зимний суп из сушенного мяса, заправленного мукой или рисом с толченной черемухой, мороженную рыбу, вареную рыбу, растертую с сырой икрой. Рыбу вялили, делали юколу, из сушеной рыбы делали муку. Зерно и муку знали давно, но выпекать хлеб стали под влиянием русских. Летом потребляли ягоды, корни сараны, черемшу и лук. Основной напиток – чай, иногда с оленьим молоком, брусникой, шиповником. Курили листовой табак.

В конце 19 в. у эвенков преобладала малая семья. Имущество наследовалось по мужской линии. Родители обычно оставались жить с младшим сыном. Брак сопровождался уплатой калыма (тэри),  или отработкой за невесту. Браку предшествовало сватовство, срок между ними порою достигал одного года. До нач. 20 в. были известны левират (женитьба на вдове старшего брата), в богатых семьях – многоженство (до 5 жен).

Фольклор эвенков включал песни-импровизации, мифологический и исторический эпос, сказки о животных, исторические и бытовые предания. Эпос читался речитативом, обычно в течение ночи. Часто в исполнении принимали участие слушатели, повторяя отдельные строки за сказителем. Отдельные группы эвенков имели своих эпических героев (сонинг) – например, Урэн у илимпийских эвенков, Хэвэкэ – на Подкаменной Тунгуске.

Из музыкальных инструментов известны варганы (деревянные и костяные), бубен, музыкальный лук и др.; из танцев у енисейских эвенков популярен круговой хоровод («Ёхарьё»), исполнявшийся под песенную импровизацию.

Игры носили характер состязания в борьбе, стрельбе, беге и т.д.

Христианизация эвенков началась с 17 в., но часть из них (особенно на севере) до сих пор сохраняет традиционные верования: культ предков, шаманство, элементы тотемизма, промысловые и родовые культы. Были известны представления о душе (оми), о верхнем и нижнем мире, о соединяющей их шаманской реке Энгдекит, о сотворении мира двумя братьями и др. Особенно важную роль играли представления о родстве человека и медведя, бытовал т.н. медвежий праздник.

У эвенков развились классические формы шаманства. Само слово «шаман» имеет тунгусское происхождение. Шаманы, являясь посредниками между людьми и духами, совершали в образе зверя или своего духа-предка полеты по мирам Вселенной с различными целями: вылечить от болезней, найти пропавшее, обеспечить хороший приплод, помочь рождению ребенка, проводить в мир мертвых душу умершего. Для этой цели шаманы имели духов-помощников, фигуры которых вырезали из дерева, изготавливали из железа и меха. Шаман имел особый костюм, с бахромой и металлическими нашивками, шапку с бахромой, опускающейся на лицо, бубен овальной формы с колотушкой. Тунгусские шаманы считались самыми сильными в Сибири, к их помощи прибегали и другие народы. Места захоронений известных шаманов приобретали сакральный характер (например, эвенкийское шаманское стойбище «Ураган» в Енисейском районе Красноярского края).

У эвенков встречалось несколько вариантов традиционного похоронного обряда. До 18 в. преобладало воздушное захоронение – тело укладывали на помосте и закрывали ветками. Рядом клали оружие, личные вещи покойного. Другой способ – устанавливали гроб на столбах. Чум покойного сжигали и откочевывали на новое место. Спустя год собирались на поминки. В 19 в. под влиянием православия перешли на захоронение в земле, при этом закалывали и съедали оленя, а голову и шкуру развешивали по соседним деревьям. Место для захоронения подбирали высокое и сухое. Сопроводительный инвентарь и одежду портили.

В 18 в. эвенки совместно с эвенами насчитывали 70-80 тыс. чел.; в 19 в., по разным оценкам, – от 35 до 65 тыс. чел. Перепись  населения 1897 г. выявила по России 66 тыс. носителей «тунгузского наречия», в т.ч. 2948 чел. в Енисейской губернии. В Китае к нач. 20 в. проживало 10,5 тыс. эвенков, в Монголии – ок. 2 тыс. чел.

В 1927 г. были образованы Илимпийский, Байкитский и Тунгусо-Чунский национальный районы, объединенные в 1930 г. в Эвенкийский национальный округ (адм. центр – пгт. Тура)., с 1987 г. - автономный округ, с 1992 г. – субъект РФ в составе Красноярского края. 1 января 2007 г. Эвенкийский автономный округ вошел в состав объединенного Красноярского края в качестве Эвенкийского муниципального района, который в 2016 г. получил особый статус.

В Красноярском  крае численность эвенков во второй пол. 20 в. была стабильна, на уровне 4,2 – 4,5 тыс. чел.

По переписи 2010 г. в Красноярском крае проживало 4372 эвенка, в т.ч. в Эвенкийском МР – 3583 чел. В муниципальном районе на их долю приходится пятая часть (22 %) всех жителей. Имеется 14 мест компактного проживания эвенков, из них 4 мононациональных фактории.

За пределами Эвенкийского муниципального района эвенки проживают в п. Хантайское озеро (совместно с долганами) Таймырского Долгано-Ненецкого муниыипального района, в п. Советская Речка Туруханского района и п. Вельмо Северо-Енисейского района Красноярского края.

Среди демографических особенностей енисейских эвенков отметим самый высокий среди аборигенов Севера удельный вес горожан (30,7%) и женщин (55,2%). На молодежную возрастную группу (до 19 лет) у эвенков приходится 38,3%; людей трудоспособного возраста – 55,9%; представителей старшего поколения – 5,8%.

В 1928-1929 гг. была создана эвенкийская письменность на основе латинской, а с 1937 г. – русской графики. С 1930-х гг. ведется преподавание эвенкийского языка в школе, на этом языке издаются учебники, художественная литература, ведется радиовещание.

Большую популярность пользуется профессиональный творческий коллектив Эвенкии  «Осиктакан». В сер. 1990-х гг. создается Ассоциация КМНС Эвенкийского автономного округа «Арун», которая вошла в состав Региональной Ассоциации КМНС Красноярского края.

Необычайно широка география эвенкийской творческой интеллигенции. Из Забайкалья (Бурятии) вышли первый эвенк-этнограф Гамалиил Гантимуров (19 в.), писатели Александр Латкин, Василий Доколев и Владимир Лоркоктоев; из Иркутской обл. – писатели и поэты Николай Ламатканов, Алексей и Анастасия Салаткины, фольклорист Василий Пежемский. В Якутии работали  эвенкийские писатели Галина Кэптукэ, Дмитрий Апросимов,  фольклорист и ученый-филолог Анна Мыреева, известный сказитель Николай Трофимов; в Хабаровском крае – фольклорист-языковед Агния Романова; в Читинской обл. – писатель Никита Сахаров; на Сахалине – художник Семен Надеин и писатель Григорий Чинков. 

Связали свою судьбу с Красноярским краем эвенкийский поэт и фольклорист Николай Оёгир, писатель Султынча Пикунов, собирательница эвенкийских сказок Ксения Воронина-Салаткина. В г. Красноярске проживал Алитет Немтушкин (1939–2006) – автор многочисленных сборников поэзии и прозы. Его роман «Дорога в нижний мир» была удостоена литературной премии России 1992 г. Описанию эвенкийского быта и традиций посвящены романы другого известного красноярского писателя и журналиста Жореса Трошева.