"Великий Шёлковый путь" пройдёт через Сибирь

Международный арт-симпозиум по современному искусству на тему "Великий Шёлковый путь" изначально состоялся в г. Елабуге (Республика Татарстан) в 2015 году, и после этого выставка уже побывала в Китае (Пекин), проложила маршрут через Россию (Оренбург, Казань, Екатеринбург), на сегодняшний день выставка открыта в Сибири (респ. Хакасия, г. Абакан).

На выставке представлены живописные, графические работы и изделия декоративно-прикладного искусства. Среди авторов выставки 49 художников из 9 стран (Россия, Китай, Индия, Турция, Туркменистан, Таджикистан, Казахстан, Узбекистан, Кыргыстан). Россию представляют художники из разных ее республик и городов. География проекта подчеркивает протяженность средневекового торгового пути и рефлектирует перспективы экономического развития стран ШОС, отражает идеи и концепции о Новом шелковом пути.

Дух кочевника

Кони и ветер, плеск воды, музыкант и всадник … наверное, ничто так не передаст ритм степной дороги, как работы художника из Якутии Дюлустана Бойтунова. Названия работ медитативны и созвучны ритму степей – «Свежий ветер долгого дня», «Мелодии Моринхура», а прямоугольный формат картин, лаконизм форм, свободное и спонтанное расположение их, передает протяженность пути, ощущение свободы, чистоты и ясности цели. Кстати, моринхур – это музыкальный инструмент, который называется еще «монгольской скрипкой». Звук инструмента может имитировать степной ветер, ржание лошади, а мелодии моринхура имеют способность успокаивать не только человека, но и животного (существует удивительная практика использования такой музыки в целях успокоения верблюдицы, чтобы она приняла дитя другой самки).

Напряженная драматургия и нестандартное, яркое и символически-образное решение диптиха чувашского художника Вити Праски «Обретение новой родины» привлекают к нему особое внимание. Мир, который переносит на своих плечах герой-мигрант, изображен в форме огромного красного колеса.

Оригинальные техники контррельефа и ручного изготовления бумаги представлены двумя художниками - Шамиль Мутигуллин из Татарстана, Ринат Миннебаев из Башкотарстана. Миннебаев явил «Тропу», в которой видны отпечатки подков лошадей, между ними – ракушка каури и китайские монеты, одна из которых раздавлена. Раковины каури были в составе украшений одежды, а также являлись одним из товаров повышенного спроса в средние века. Работа оставляет необычные кинестетические ощущения, давая видимость шёлкового пути не со стороны, а изнутри, глазами участника процесса.

«Шёпот предков» дагестанской художницы Патимат Гусейновой в темно-фиолетовых тонах преподносит смутное, мистическое ощущение как порыв отдаться инстинкту кочевника. Символизм и обобщенность работ Виктора Шмидта предлагают погрузится в дух путешествий.

Шёлковые нити, или дороги судеб и чувств

Метафизические погружения, в которых звучат яркие краски, это объединяет восточных художниц Пунам Чандрика Тьяги из Индии (Memory 1, Memory 2) и Окутан Ойгуль из Турции (триптих в технике эбру «Шёлковый путь. Встречи и судьбы»). Вся дорога скрепляется памятью, и память – это своего рода нить, которая дает нам осознание жизненного пути. Эмоционально-личностная трактовка опыта встреч и разлук характерна для всех образов памяти этих картин. Метафизика встречи передана и в работе чеченского живописца Абу Пашаева «Встреча у башни Эрзи». Эмоциональная, и от этого весьма обобщенная работа Радины Батпеновой из Казахстана, воспроизводит праздник восточного базара, посвящена простым эмоциям радости, связанной с приобретением гостинцев и атмосферой радушного общения.

Этнография и антропология в живописи

Работы китайских мастеров Чжан Хао, Ван Тинтин, Шу И реконструируют древнюю и средневековую поэзию дороги в бытовых сценах, делая это реалистически, этнографически-документально, и в то же время с импрессионистическим настроением пойманного момента (например, название картины «Турфан» указывает на историческую местность, один из пунктов шёлкового пути, и показывает девушек, которые беспечно общаются друг с другом). Работа Шу И «Первобытный танец. Маленькие леопарды» воспроизводит ритуальную традицию древности, но помимо этнографического начала здесь действует эстетический кодекс постимпрессионизма, в чем-то напоминающий стиль Эдгара Дега по своим ракурсам и отношениям первого и второго планов.

Откуда мы все родом…

Мир детства, тесно связанный с понятием малой родины, представлен в работах башкирских художников Салавата Гилязетдинова, татарского живописца Игоря Тухватуллина. Рамиля Мигранова. «Мелодия моего детства» С. Гилязетдинова представляет мальчика в юрте, смотрящего на небо через верхнее окно. Жёлто-синее цветовое решение завораживает контрастом ночной прохлады и теплотой домашнего очага. Впрочем, жёлтые и синие цвета были в тренде этой выставки, жёлтое часто репрезентирует солнце и пустыню, синее – небо, вода, мечта… И это недаром, жёлтое и синее – базовые цвета природы, и их насыщенность передает свежесть и новизну восприятия.

Долго ли, коротко ли… (сказки и сказания)

Средневековая сказка в витражном стиле представлена на картине «Принцесса и рыцарь» Ахметжана Калиоллы, художника из Казахстана. А картина «Кормчий» Сергея Горбачёва из российского города Кирова передает невероятное в чем-то анимационное обаяние словно вылепленного светом, смотрящего вперед славянина на фоне глади вод и ясного неба. Сказочность отличает и героев бурятской художницы Виктории Рабжаевой («Гонец», «Отдыхающий воин»).

У Чулпан Билаловой из Москвы весьма интересный и впечатляющий стиль, что можно сказать по крупному плану лица акына (сказителя), покрытому сетью трещин-морщин.

Открытия красоты и величия мира

На выставке представлено несколько степных мадонн (Чулпан Билалова, Фирудин Гулиев, Камиль Муллашев) или восточных красавиц (Ильнур Сиразиев, Нина Власова). Современный язык искусства в полной мере использовал Юристанбек Шыгаев из Кыргыстана. Его «Царица» - альянс современного языка в стиле Хоана Миро и традиционного сознания с архетипами первобытной Венеры, женщины-вазы, колесницы. Примитивистский язык художник использует рационально и декоративно одновременно.

Мир животных и растений - неотъемлемая часть пути по азиатским территориям. Картины Тюлай Дениз (Турция) «Полёт» и «Бумеранг» можно назвать декоративно-символической анималистикой, так как в изображении слонов и птицы более ценны игры колористического решения, внутренний динамизм композиции. Природные богатства связаны не только с эстетикой, но и с производством в триптихе «Разведение гусениц тутового шелкопряда» Умеджона Базарова из Таджикистана. И, конечно, верблюды стали главными объектами эстетического любования художников. Работы декоративного стиля – Тачджамал Гылычдурдеевой из Туркменистана – представляют караваны на фоне желтой пустыни с солнцем-спиралью наверху. В изображении караван-сарая автор сохраняет стиль средневековой миниатюры, для которой характерно плоскостное решение пространства, впрочем, автор легко перешагивает условности и использует линейную перспективу в сочетании с кулисным построением в работе «Великий шёлковый путь через пустыню Каракумы».

Таким образом, многие работы выставки действительно заслуживают внимания, самым достойным образом передавая духовно-мистические, психологические, эмоциональные, наглядно-образные аспекты концепта шёлкового пути, работая как в традиционном, так и в неотрадиционном стилях. Современные художники ищут новые для себя техники, формы, чтобы заговорить с современным зрителем на его языке, но это речь всё о тех же ценностях человечества, о которых нельзя забывать даже в условиях глобализации.

Эпилог

Открытие выставки в Хакасии, кроме форума «Сибер Ил» было также приурочено к 100-летию самоопределения хакасов и открытию республиканского музейно-культурного центра. Прошло оно очень красиво – с костюмированным парадом, с навьюченными верблюдами и ослами, всадниками в национальных костюмах, а также концертом с танцевальными и музыкально-исполнительскими номерами. В новооткрытом музее проводились экскурсии, желающим в музее было представлены экспонаты по истории, этнографии народов Сибири, работала детская лаборатория по археологии и этнографии, а также дегустация национальных блюд и чая.

В дальнейших планах организаторов выставки – посещение Тувы, Казахстана, Башкоторстана.

Избранные рецензии