Печатная графика Андрея Поздеева

Автор

Валерия

Гурьянова

Печатная графика Андрея Поздеева

Валерия Гурьянова, директор
Фонда  А. Г. Поздеева

В 1980-м г. Андрей Геннадьевич Поздеев получил большую, просторную студию. Она располагалась в новом доме, который был специально построен так, что весь 7-й этаж занимали художественные мастерские. Его студия оказалась с низкими окнами (все остальные были двойными по высоте) и с «прострельным» освещением (окна располагались друг против друга). Сразу начались разговоры, что эта мастерская графическая. 
О печатной графике А. Г. Поздеев помышлял раньше. В 1978 году художник купил линолеум и выполнил свою первую линогравюру «Автопортрет», но напечатать ее было трудно: не было печатного станка. 
Получив новую мастерскую и устроившись в ней, художник написал заявление в Правление СХ и получил разрешение на 
приобретение печатного станка, который и выписал вскоре из Ленинграда. Установив его, А. Г. Поздеев купил специальный 
толстый коричневый линолеум на тканевой основе, медные пластины, цинковые листы, валики, краску для печати и начал осваивать печатную графику. 
При печати офортов Андрей Геннадьевич использовал технику «сухой иглы», когда предварительно обработанный 
металлический лист покрывается зеркально нанесенным рисунком с помощью специального резца, который оставляет на поверхности бороздки. Затем эти бороздки заполняются краской. Этот вид офорта привлекал художника тем, что он не требовал особых приспособлений, например вытяжного шкафа, поскольку «сухая игла» не является токсичным видом офорта.
Линогравюры печатались традиционным способом: художник большими, широкими резцами наносил рисунок, покрывал 
поверхность краской и «прогонял» под прессом.
Кроме линогравюр и офортов в коллекцию печатной графики Андрея Поздеева входят монотипии. Монотипия – это единственный оттиск с изображения, нанесенного краской на поверхность металлического листа, предварительно обработанного специальным составом.
В тематике печатной графики художник использовал мотивы и приемы, характерные для его живописи. Сквозными темами в творчестве Поздеева являются «Летящие», «Игроки» из серии «Страсти человеческие», автопортреты, букеты цветов, семейные портреты и т. д. Эти же сюжеты объединяют офорты и линогравюры в мини-серии, небольшие циклы.
В период с 1980 по 1989 гг. он продолжал заниматься печатаньем графических произведений в перерывах между занятиями живописью. Печатал сам. Напечатанные листы раскладывал на выкрашенном черной краской полу. Иногда белые листы с черными изображениями занимали всю поверхность пола. Качество печати было разным – он не был квалифицированным печатником. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 

Но сами линогравюры были очень привлекательными. Многие из посетителей мастерской просили гравюры в подарок и получали от художника по несколько листов. А. Г. Поздеев не придерживался тиражного количества, ему было скучно печатать одно и то же. Но разговоры в мастерской были о том, что Пикассо, например, признавал тираж 90 экземпляров. 
В мастерской художника сохранились 25 авторских форм на линолеуме и 18 офортных авторских форм. Доски хранились завернутыми в бумагу, были разложены на ровной поверхности, поэтому они сохранили свои качества, достаточные для возобновления тиража. Сохранились и краска, и валики. Но самое главное, в творческом наследии остались авторские оттиски линогравюр, офортов и монотипий, по которым можно было бы ориентироваться по цвету и подбирать тот же оттенок черного, зеленого, коричневого. 
В 2004 г. Николай Иосифович Рыбаков, художник, который хорошо знает различные техники печатной графики, предложил вдове Андрея Геннадьевича Валентине Михайловне напечатать полный тираж линогравюр. После длительной подготовки предложение Н. И. Рыбакова осуществилось в 2005 г. Роль Рыбакова в этом важном для сохранения творческого наследия А. Г. Поздеева проекте оказалась исключительной. Рыбаков, опытный график, предложил в качестве печатника не только своего помощника, но а сам помогал выбирать марку, плотность, тон и оттенок бумаги, краски для печати, присутствовал при смешивании понтонов, находился возле печатного станка, когда появился первый оттиск, проверял качество печати в тираже. 
Печать продолжалась все лето и осень. Предварительно каждая доска была обработана специальным образом: очищена от загрязнений, обезжирена, закреплена по краям. Крупноформатная бумага для тиража заказывалась в больших количествах из Санкт-Петербурга через официального представителя в Новосибирске, а также через красноярские фирмы из Германии и Италии. 
Печатали линогравюры в мастерской А. Г. Поздеева на его станке, используя его инструменты и даже краску, которая не потеряла своих качеств. 
Поперек мастерской были натянуты веревки, на которые развешивались готовые листы. Люди приходили специально посмотреть, как происходит печать, хотели присутствовать при «рождении» нового листа, фотографировали мастерскую, всю завешанную оттисками. Эта работа никого не оставляла равнодушным. 

После просушки листы с оттисками линогравюр, проложенные миколентной бумагой, укладывались в пачки и помещались в специальный стеллаж. В результате получилось 25 комплектов оттисков по 90 экземпляров в каждом. Удивительно, что доски с линографическими формами, пролежавшие в мастерской около 20 лет, сохранили свои физические качества настолько, что было возможно восстановить тираж в таком объеме. 
Вновь напечатанные линогравюры высоко оценены специалистами, приобретаются музеями и частными коллекционерами. Линогравюры демонстрируются на художественных выставках, представляя собою целостный цикл работ. 
Круг интересов Андрея Поздеева не ограничивался живописью и оригинальной графикой. Его интересовало многое. Человек, обладающий внутренней свободой и огромным творческим потенциалом, он хотел, например, расписать купол церкви своими неканоническими по манере исполнения фресками. 
Пробовал расписывать фаянс. К сожалению, не сохранились расписанные им тарелки, поскольку для закрепления росписи требовались специальные условия. Не осуществилась и еще одна его мечта – монументальная роспись торца пятиэтажного дома, хотя такая возможность у художников Красноярска была в 1970-х гг. Фрески, выполненные ими, до сих пор украшают дома, расположенные на пр. им. газ. «Красноярский рабочий». Андрея Геннадьевича привлекала возможность работы на большой плоскости. Несколько раз он обращался в Правление СХ с просьбой разрешить ему участвовать в этом проекте, но всякий раз получал отказ, мотивированный тем, что он «выпадает» из массы других художников. 
Коллекция печатной графики, входящая в художественное наследие Андрея Поздеева, включает в себя монотипии, офорты и линогравюры – вновь воссозданные и авторские оттиски. 


Из многих интересующих Андрея Геннадьевича Поздеева направлений творчества тиражная графика является осуществленным проектом. 

Страница наших партнеров: 

Лурье Светлана Владимировна