Мария Казаченко:

«Учитель рисования – это отдельная профессия, к которой надо готовить»

Интервью провел Станислав Лаптев, магистрант направления "История искусств" ГИ СФУ

     В 2017 году Региональное отделение «Урал, Сибирь и Дальний Восток» Российской академии художеств в Красноярске отметило свой 30-летний юбилей выставкой творческих работ. Выставка произведений ряда  художников Урала, Сибири и Дальнего Востока прошла в залах на проспекте имени газеты «Красноярский рабочий». В экспозицию вошло более 100 произведений живописи,  графики и декоративно-прикладного искусства. В числе работ, представленных на выставке, были и два произведения живописи известного Красноярского художника, член Союза Художников России Марии Николаевны Казаченко. Автора, работающего  исключительно в технике масляной живописи, а также  в различных графических техниках.

     Мария Николаевна Казаченко – действующий художник, работающий в жанре тематической картины, натюрморта, портрета и пейзажа. С 2011 года Мария Николаевна художник стажер в Творческой мастерской живописи РАХ в Красноярске, руководитель народный художник России, вице-президент РАХ, действительный член РАХ, профессор А.П. Левитин. С 2013г. –  член Союза Художников России.

    Однако, несмотря на столь внушительный список профессиональных достижений работы Марии Николаевны нечасто встретишь на   выставках и экспозициях города. Скорее Марию Николаевну можно застать в стенах Художественной школы №1 имени В.И. Сурикова, где уже на протяжении 10 лет она преподает рисунок, живопись, композицию, являясь  председателем предметно-цикловой комиссии по «Композиции».  Общий же стаж педагогической работы насчитывает без малого 20 лет. С  2011 года  Мария Николаевна   возглавляет также методическую секцию по изобразительному искусству в ДХШ и ДШИ нашего города.   В художественной школе  и произошла наша встреча.

- Мария Николаевна добрый день. Почти 20 лет педагогической деятельности, колоссальный труд, временной отрыв от возможности свободного творчества художника. Уйма времени, которое уходит на подготовку будущих кадров. Для Вас это  призвание, или рутинная необходимость?

- Вы знаете, я считаю себя профессионалом, умею работать, умею объяснить, показать. Детей надо учить именно профессионально. Зачастую преподавательский состав, который у нас сейчас есть в городских образовательных учреждениях начального этапа подготовки художников,  оставляет желать лучшего, специалистов с большой буквы очень мало. Конечно, у меня присутствует и болезненное восприятие по поводу профессии, хочется, что бы наших ребятишек учили не «абы как» и  не «кто попало». Есть у меня целенаправленное желание подготовить к дальнейшему творческому развитию молодых специалистов, дать путевку в профессию. Именно специалисты в нашей области очень сильно нужны. Получается же как. Вроде и училище есть, институт есть, вроде чему то учат. В результате, те выпускники, которые  приходят сюда в школу, а, учитывая начальный уровень зарплаты, идут единицы, оставляют желать лучшего.

- Как думаете, с чем это связано?

- Я не знаю, с чем это связано, но они не подготовлены. Может причина в отсутствии связи нашего учреждения с институтом, может в отсутствии приоритета  в так называемой педагогической направленности подготовки студентов. В отличие от училища, где существует практика для студентов, в институте этого нет. Учитель – это отдельная профессия, к которой надо готовить. Мало быть художником, умелым творцом своего произведения, нужно быть ещё и тем специалистом, который может донести эти знания до учеников. Зачастую кто может писать, тот не может донести основы, как это делать.

-  У Вас это  успешно  получается.  Стаж Вашей педагогической работы очень серьезный. Как удается переключаться с творческой собственной работы на преподавательскую деятельность?

- Просто энергический характер. Весь вопрос организовать своё рабочее время, умение переключаться очень быстро и мобильно и меня это не затрудняет. Да и учебный процесс мною поставлен непосредственно в тесном контакте с учениками.  Ведь если вспомнить практику обучения из истории искусств,  художник всегда набирал себе подмастерьев, и они учились вместе рисовать, постигали и оттачивали  мастерство непосредственно у станка вместе с творцом. При работе над масштабными  полотнами ряд черновой работы выполнялся помощниками, которые следили за работой патрона, схватывая на лету.

- Я правильно могу резюмировать Вашу мысль о том, что на высшем этапе обучения существует серьезный крен в  сторону подготовки именно «творцов», нежели специалистов преподавателей?

- Да вот вроде бы  у нас в  Художественном Институте учебный процесс и настроен в сторону подготовки творческой личности,  а по факту выпуска - профессии-то нет. Вот у меня специализация по институтскому образованию «художник-живописец». И что? Сейчас живописцы не востребованы. Государственного заказа нет. Ничего нет. Творчество моё - это моё личное желание, стремление, потребность и надобность. Сам себе написал, сам себе повесил на стену, сам и порадовался за себя.

- Вернемся к Вашему творчеству.  Вы работаете,  в том числе и масляными красками. Это ведь дорогое удовольствие? Можно представить, сколько потребуется финансовых вложений для достаточно масштабного художественного полотна.

- Все верно. Достаточно приличная сумма набрать для палитры необходимое количество цветов. Но наше творчество никогда и не было дешёвым удовольствием.

- Вы работаете в технике масляной живописи и в различных графических техниках. Это классика жанра. Не хотелось бы опробовать новые, ранее не использованные вами направления в живописи?

- Общие разнообразные направления в живописи, конечно, существуют, но я предпочитаю работать в классическом стиле. Творческий поиск определен мною давно в рамках того творческого  направления, в котором я ощущаю себя более реализованной и самодостаточной.

- На прошедшей выставке представлены две Ваши картины. Это работы времен  стажировки в академии?

- Все верно. Мне повезло  пройти стажировку у замечательного человека, прекрасного художника и учителя Анатолия Павловича Левитина. Очень сложно попасть в академию,  нужен определенный творческий потенциал, творческий багаж, участие на выставках, методические работы, да  и масса всего за спиной в плане профессионального опыта. А задача попасть в академию, в том числе была и связана с тем, что на три года стажировки дается возможность творить в  больших мастерских. При академии открыты творческие мастерские живописи, скульптуры и графики. Это для художника очень важно. Мне повезло в шикарных условиях для творчества на базе данного учреждения реализовать все мои замыслы. Многие известные  выпускники художественных вузов, и, прежде всего, Красноярского художественного института завершали в творческих мастерских художественное образование.

- Мария Николаевна, Вы прошли все этапы образовательной подготовки художника – Красноярское художественное училище им. Сурикова, Красноярский государственный художественный институт, кафедра «Живопись», мастерская профессора А.А. Покровского. Стажировка в академии. А есть ли необходимость настолько специализированного образования художнику для достижения высокого результата?  Может, хватит и художественного училища для работы в художественной школе?

- Не спорю,   может хватить и училища для работы в школе. Может и самоучка блистать на выставках и быть востребованным, эпатажным и успешным. Но я предпочла этот долгий путь творческого совершенствования. Это моя внутренняя потребность, это не для галочки (все этапы мною пройдены, я такой вот молодец). Слишком большая цена для галочки. У  меня еще и семья, трое детей. Но я считаю, если занимаешься педагогической деятельностью, то без образования никуда. Повторюсь, профессиональное образование высокого качества, это то, что не хватает нашим специалистам.

-  Но есть специалисты, которые считают достаточным знаний и  диплома уровня училища. Аппарат мне поставили, картины перерисовывать с фотографий и продавать через интернет я научился, на жизнь хватит и ладно...

- Путь это может и лёгкий, но однобокий. Творческого «выхлопа»  то нет. Ты остановился на уровне подмастерья, без движения вперед. Здесь и амбиции играют свою роль. Целеустремленность. Профессиональная этика, если хотите. А подавать под соусом известности переписанные фотографии это не по мне. Я называю это «фото глаз», не более. Сильного ума не надо. Стоит картинка, всё это скопировал. Где здесь творческий процесс? Его нет. Нет осмысления, переживания, эмоциональной составляющей. Ведь смотришь картины Валериана Алексеевича Сергина, общаешься с произведением,  переживаешь. Видно, что художник вышел в пленэр, видна эмоциональная работа. А когда картина просто покрашена, она и безжизненная.

- Но есть же художники, работающие только на заказ, переписывающие фотографии, специализирующиеся на вкусах широких масс.

- Все верно. Но к творческому процессу это отношение абсолютно не имеет. Скорее к способу зарабатывания денег.

- Для вас творческий процесс и зарабатывание  денег  - это  разные вещи?

- Конечно. Одно из другого может и вытекать. Способ зарабатывания денег из творческого процесса.  А может и не включать в себя и существовать отдельно. Так вот, что бы я писала на заказ, конечно, такого нет,  и не будет. Я написала для себя  то, что мне дорого, что я пропустила через себя.

 - Продолжается ли саморазвитие? Этот вечный поиск?

- Художник успокоится  не может никогда. Если однажды встал на путь самосгорания.

- Как  возникает идея, замысел?  С чего начинается поиск?

- Сложно так сразу и сказать. Естественно всё на эмоциях. Что то увидел и захотелось написать, пережить, отобразить. Это не объяснить словами.  Четкого рационального плана, уложенного в голове будущего произведения конечно нет.  Такого, чтобы долго вынашивать мысль, эскизы, этюды, изучение богатого натурного материала, конечно, нет. Увидел – Захотелось – Сделал. Вот девиз моего творческого процесса.

- Если не вышло сразу, перегораете?

- Сразу в сторону, переписываю, может, выкидываю.

- Преобладают в Вашем творчестве натюрморты. Почему?

- Ближе, проще. Натюрморт надо увидеть. Сразу и полностью. Но и тема семейная мне очень близка. Здесь сложно объяснить, почему именно так. Вот в работе педагогической я точно знаю, что и как. От буквы а до я и наоборот.

- Раз все же вернулись к тому, с чего начали нашу беседу, хотелось спросить, разделяете себя на художника -  творца и художника – преподавателя? Что больше радует, успехи воспитанников, либо личные достижения?

- Хорош тот учитель, который радуется за своих учеников. Здесь приоритеты расставлены однозначно в пользу ребят. А своим творчеством как можно быть довольным? Очень тяжело на самом деле завершить творческую работу. Художник, когда творит – остановиться не может. Пределу совершенства нет. Лично мне очень тяжело остановиться. Вроде работа и готова, но принять решение  о завершении творческого процесса,  сил нет. Границ четких, законченности здесь не существует.

- С чем связаны планы на будущее?

 - Радоваться жизни и совмещать творчество с преподаванием. Это же и есть счастье, если человек занят своим любимым делом. Наверное, я немного сумасшедший человек, но школа это моя жизнь.    И конечно хотелось, что бы наши выпускники, пройдя все этапы самосовершенствования и саморазвития художника на основе мотивации к обучению и саморазвитию,  пришли к нам в школу высокопрофессиональными специалистами. Поднимая на новый уровень планку обучения наших замечательных ребятишек. Я в это верю.