Миф о коренном сибиряке: исторический аспект

Сергей  Комарицын
Предыдущая страница
К началу статьи

    Процессы ассимиляции, особенно ярко выраженные в Байкальском регионе — Иркутской губернии и Забайкальской области, стали определяющим фактором формирования особой сибирской общности. Представляется, что только к концу XIX века завершился важнейший этап исторического процесса духовного освоения русскими Сибири. Богатейшее культурное наследие коренных народов обогащалось русской культурой, в то же время русское население Сибири испытывало колоссальное влияние традиций, образа жизни и даже представлений о мироустройстве сибирских аборигенов. Огромное количество смешанных браков породило особую категорию сибирской интеллигенции, ярчайшим представителем которой был первый народный историк России великий Афанасий Прокопьевич Щапов — сын бурятки и дьячка сельской церкви из глухой ангарской деревни. М. М. Сперанский, бывший генерал-губернатором Сибири в 1819-1821 годах, был поражён невежеством сибиряков. «Два года не видеть вокруг себя ни одного образованного человека, — писал он, — не слышать ни одного умного слова — это ужасно!»[1]. Но за несколько десятилетий ситуация изменилась радикально — и за счет развития образования, и за счёт образованных ссыльных, начиная с декабристов.

  Русское население стало значительно образованнее, и начала формироваться национальная интеллигенция коренных народов. К пере­писи 1897 года среди аборигенов были потомственные и личные дворяне, почётные граждане, административные, судейские и полицейские на­чальники, военнослужащие, врачи, учителя. К концу века появилось новое явление, когда туземцы, воспринявшие русскую культурную традицию (а многие из них получили европейское образование), оказывали обратное влияние на русско-сибирскую культуру: писатели эвенк Гамалиил Гантимуров, якут Алексей Кулаковский, алтаец протоиерей Михаил Чевалков. Всемирную известность получили учёные хакас Николай Катанов, буряты Доржи Банзаров, Гаслан Гомбоев, Гомбожаб Цыбиков[2]. Это была часть русской интеллигенции, но при этом сохранившая глубокое национальное чувство — явление, которому большевики потом придумали хороший лозунг «Расцвет и сближение наций».

  К этому времени и сложились сибирская субкультура, некая сибирская общность и сибирский менталитет. В русской литературе тогда появился «сибирский роман», который вовсе не был похож на российский. Его даже критиковали за обилие «этнографизма», диалектизм, особое внимание к описанию местного быта, одежды, нравов.

    Городское население тогда составляло 7,7 % от всего населения Сибири. Причем городами считались и такие поселения, как центр Туруханского края город Туруханск, в котором по переписи 1897 года проживало 212 человек[3]. Этническая карта Сибири к концу XIX века выглядела следующим образом. Самой многонаселённой была Томская губерния, включавшая в себя территории современных Алтайского края, Кемеровской, Новосибирской, Томской, а также Восточно-Казахстанской (Республика Казахстан) областей и часть Красноярского края. По переписи 1897 года, в ней проживало 1 927 679 человек. Из них русских — 1 761 927 человек (вместе с белорусами и украинцами, которых к концу позапрошлого века, вопреки всеобщему заблуждению, было в Сибири не очень много, за исключением Барнаульского и Змеиногорского уездов Томской области да маленькой дальневосточной Амурской области, в которой как раз преобладали малороссы). Татар («татарами» тогда называли тюркоязычное население Сибири, кроме якутского) в губернии проживало 95 196 человек, киргиз-кайсаков (т. е. казахов) — 24 643 человека, северных аборигенов (самоедов) — 4 207 человек. Жили также евреи — 7 611 человек, поляки — 6 387 (из них 4 206 мужского пола), цыгане — 2 192, латыши — 1 458, немцы — 1 430 человек.

  В табл. 1-7, составленных по материалам переписи 1897 года[4], представлен национальный состав населения Сибирского региона (включён и Омский уезд, хотя в материалах переписи он вместе со всей Акмолинской областью относится к Средней Азии). Эти цифры не дают реальной картины, так как в переписи отсутствовали вопросы об этнической принадлежности. Это данные по родному языку (есть также данные по вероисповеданию, но даже сопоставление дескрипторов не очень помогает прояснить картину). Сложно сказать, какая именно часть обрусевших инородцев попала в категорию русских и сколько в числе русских было метисов. В Томскую и Тобольскую губернии включена также часть современных территорий Казахстана и уральских областей РФ (в таблицах выделены наиболее многочисленные и влиятельные национальные группы). Однако к началу переписи, особенно за 15 предшествующих лет, уже произошли серьёзные демографические изменения, нарушившие хрупкую ментальную сибирскую общность в Западной Сибири. С 1882 по 1899 год общее количество только официальных переселенцев в Сибирь, включая Дальний Восток, составило 1 408 071 человек[5]. Причём на Дальний Восток (преимущественно в Уссурийский край) приходилось меньше 40 тыс. человек. Основная масса переселенцев осела в Западной Сибири, которая и раньше заселялась значительно активнее. В 1880 году в Тобольской губернии проживало 1 121 259 русских, в Томской — 930 914[6]. А через 17 лет — 1 312 338 и 1 761 927 человек соответственно.

 ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

  1. Цит. По: Лучинский Г.А./История края/Сибирь/Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. СПб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

  2. О культурно-просветительской деятельности представителей местных народов, в первую очередь бурятского см. небольшую работу замечательного историка и этнографа, «областника» Николая Николаевича Козьмина: Козьмин Н.Н. Туземная интеллигенция Сибири. Иркутск, Изд-во В-С О РГО, 1923.

  3. URL:http://demoscope.ru/weekly/ssp/emp_lan_97_uezd.php?reg=613 На этом сайте Института демографии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» все результаты переписи 1897 года.

  4. URL:http://demoscope.ru/weekly/ssp/emp_lan_97_uezd.php?reg

  5. Кауфман А.А, Латкин Н.В., Лисовский Н.М., Лучинский Г.А. Сибирь/Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. СПб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

  6. Ядринцев Н.М. Сибирь как колония в географическом, этнографическом и историческом отношении. Издание 2-е, исправленное и дополненное. СПб, Издание И.М.Серебрякова, 1892, с.92.

К концу века появилось новое явление, когда туземцы, воспринявшие русскую культурную традицию (а многие из них получили европейское образование), оказывали обратное влияние на русско-сибирскую культуру
Сложно сказать, какая именно часть обрусевших инородцев попала в категорию русских и сколько в числе русских было метисов.
Таблицы 1-7.

Страница наших партнеров: 

Лурье Светлана Владимировна